Верхний город Брюсселя

Главное в облике Верхнего города Брюсселя — его парадный стиль и размах, сложившийся в основном в XIX в., хотя история его как таковая началась гораздо раньше.  Скажем, квартал Мароль сложился еще в XII в., но основную его часть занимает построенный в 1866-1883 гг.

Дворец Правосудия, который за его величину и визуальную тяжеловесность брюссельцы прозвали «мамонтом». При возведении дворца было снесено немало средневековых строений Мароля. Иногда этот квартал относят к Нижнему городу, особенно когда речь заходит о красоте и готическом изяществе церкви Нотр-Дам де ла Шапель с барочной колокольней, в свое время построенной за городской стеной (в первом ее варианте). Здесь похоронен великий фламандский художник Питер Брейгель Старший (1525-1569 гг.).

Напомним, в 1830 г. Бельгия обретает статус независимого (на тот момент — от Нидерландов) королевства, и вот тогда-то Верхний город начинает расти уже стремительно, менее чем за век увеличивая население Брюсселя почти на 100 тыс. человек. Неудивительно: здесь было гораздо больше свободного для нового строительства места, чем в Нижнем городе, а прилегающие леса обладали настолько живописными природными ландшафтами, словно сами просились преобразовать их в парки, что и было сделано с большим вкусом и толком.

Появляются все новые и новые здания государственного значения, в основном в духе неоклассицизма, часто с вкраплениями явных архитектурных и декоративных акцентов виде фресок и скульптур в стиле неоренессанса и неоампира.

Центр Верхнего города — Королевский дворец и Дворцовая площадь, представляющие собой гармоничный ансамбль. Кому-то, по первому впечатлению, он напоминает венский Хофбург, и такое впечатление небезосновательно. Королевский дворец с прилегающим к нему Брюссельским (Королевским) парком начал строиться в конце XVIII в., фасад его был закончен в 1900-е гг., и стоит он на холме Куденберг на месте сгоревшего в 1731 г. замка герцогов Брабантских.

Но вот что касается Королевских музеев изящных искусств, то тут многие другие города Европы могут, что называется, «снять шляпу». Художественные коллекции действительно начали собирать короли, но после 1830 г. все собранные ими сокровища искусства принадлежат государству, и музеи тоже — государственные.

Это богатейший комплекс художественных собраний, представленных в Музее старинного искусства (фламандское и голландское искусство, французская и итальянская живопись); Музее современного искусства, где представлены в основном творения выдающихся бельгийских художников; Музее художника-романтика и скульптора XIX в. Антуана-Жозефа Вирца и реалиста, тоже художника и скульптора и тоже XIX в., Константина Менье.

Эти коллекции начали формироваться в конце XVIII в., когда удалось вернуть из музеев и частных собраний во Франции шедевры фламандских художников Брейгеля Старшего, Рубенса, ван Дейка, Кранаха Старшего и других всемирно известных мастеров. Не менее громкие имена включают в себя голландская, французская и итальянская коллекции. Сегодня в Королевских музеях выставлено и хранится около 20 000 произведений живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства.

В Брюсселе всего около 20 государственных крупных музеев, включая Музей знаменитого художника-сюрреалиста Рене Магритта, а если же считать их филиалы, то и больше, а небольших частных — еще, наверное, минимум 40, и в каждом можно найти что-то интересное или забавное. Среди музеев Верхнего города большой славой пользуется Музей музыкальных инструментов. По двум причинам.

Здесь представлено более 8000 академических, традиционных и народных инструментов, это третий в мире по качеству собрания и количеству экспонатов музей музыкальной культуры. А сам музей размещается в здании бывшего универмага «Старая Англия» в стиле ар-нуво — тоже выдающегося произведения архитектора Поля Сентенуа.

И в Нижнем, и в Верхнем городе можно увидеть шедевры бельгийского ар-нуво — творения знаменитого архитектора Виктора Орта и его последователей. Некоторые из этих особняков авторства Орта, носящие имена их заказчиков — дома Расселя, Этвельде, Сольве, — и его собственный дом (ныне Музей Орта) хороши настолько, что внесены (по отдельности) в список

Всемирного наследия ЮНЕСКО. Стиль ар-деко представлен в Верхнем городе монументальной базиликой Сакре Кёр, строительство которой началось в 1905 г., ее изысканный силуэт хорошо заметен со всех точек города.
В XX в. Брюссель приобрел новые достопримечательности. И за пределами все же достаточно условной границы Верхнего города, несмотря на обрамление ее бульварами, есть достопримечательности, которых тоже нельзя пропустить. Это парк «Мини-Европа», где представлены в миниатюре, в масштабе 1:25, самые известные достопримечательности разных стран. Там же находится и Атомиум — сооружение, созданное как символ «атомного века» к Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 г.

Произнося «Брюссель», сегодня бельгийцы подразумевают весь Брюссельский столичный регион. А если брать во внимание тот факт, что Брюссельская агломерация выходит за его границы, то вполне можно считать, что население Брюсселя — около двух миллионов человек. Это одна из крупнейших агломераций Западной Европы.

Что такое — жить в Брюсселе сегодня?
Это, во-первых, владеть, по крайней мере, тремя языками — официальными французским и фламандским диалектом нидерландского плюс английским, ибо Брюссель — город многонациональный. Во-вторых, относиться ко всему и ко всем дружелюбно и выдержанно, к чему обязывает среди прочих причин и неофициальный, но вполне реальный статус «столицы Евросоюза». Но в наше время соблюдать последний принцип стало крайне сложно: настолько смешанным выглядит сейчас население Брюсселя.

Невозможно и корректно отобразить этнический состав жителей города. Известны такие цифры из недалекого его прошлого: в начале 1960-х гг. в Брюсселе жило около 8% иммигрантов, и в основном это были выходцы из других стран Европы, к 2014 г. иммигрантов было уже около 56%, рожденных в Бельгии их детей — около 30%, и среди этих людей преобладают уже не европейцы, а выходцы из Африки и с Ближнего Востока.

В 2015 г. Европу, как известно, накрыл новый мощный вал беженцев из этих регионов, причем невозможно установить достоверно, из каких именно стран они прибывают, многие не имеют никаких документов или имеют, но сомнительные. В Брюссель беженцы стремятся с особым энтузиазмом еще и потому, что здесь находятся «начальники», заседает Еврокомиссия — правительство Европейского союза и всегда можно быстро организовать какую-нибудь скандальную акцию.

Ошибочно считать всех вновь прибывших не признающими европейских законов и правил, кроме одного, их собственного: «Вы нам обязаны предоставить все, что мы хотим». А реальность нашего времени в Брюсселе такова: стоит отойти буквально на пару десятков метров от образцово чистой и нарядной Гран-Пляс или неоклассических зданий Верхнего города, его ухоженных газонов и парков, и глазам предстанет прямо противоположная картина. Так обстоят дела сейчас. А что будет завтра — не может предсказать никто, даже чиновники Евросоюза.

Коренные жители Брюсселя изо всех сил стараются сохранить его традиционный уклад и имидж — и не одними только благими порывами-призывами. Они создают общественные волонтерские союзы, стараются и не уступать позиций в привычном для них образе жизни, и в то же время находить на основе принципов толерантности и политкорректности общий язык с теми из иммигрантов, кто желает и способен интегрироваться в европейское сообщество.

Источник: http://evroplyus.ru/beljgiya/521-verkhniyj-gorod-bryusselya.html

Верхний город Брюсселя